?

Log in

No account? Create an account
 
 
04 October 2008 @ 07:07 pm
Осетинский гамбит. Краткая версия  
Осетинский гамбит. Краткая версия
Решение о войне в Южной Осетии было принято Грузией. Россия знала о готовящемся нападении, но не имела реальной возможности его предотвратить. Россия подготовила военный и политический ответ на ожидавшееся нападение и посчитала его последствия, поэтому смогла направить ситуацию в контролируемое и выгодное русло. Этот выбор был наименьшим злом из имевшихся реально вариантов. Успех в этой игре был основан на решениях, принятых еще до войны. У Грузии были определенные шансы на победу в этой игре, и только правильные действия России их блокировали.
Исходные данные
Положение сторон. При анализе югоосетинского кризиса мы будем исходить из двух важнейших фактов. Во-первых, инициатором конфликта была грузинская сторона, вопреки ее более поздним утверждениям и позиции многих сил на западе. Во-вторых, Россия была готова к конфликту и заранее определила и отчасти подготовила свой военный и политический ответ на этот кризис. Именно это позволило России выиграть в этом кризисе. В противном случае Россия и Южная Осетия потерпели бы тяжелое поражение. В военном отношении положение Южной Осетии относительно Грузии было безнадежным из-за малочисленности югоосетинских силовых формирований, их слабого вооружения и уровня подготовки. Грузинская армия с 2004 года многократно выросла количественно, получила большое количество довольно современного вооружения и прошла подготовку при поддержке США. Положение усугублялось предельно неудобной для обороны позицией. Цхинвал находится в котловине, с трех сторон окруженной грузинской территорией и анклавами, единственная Зарская дорога на Джаву простреливается, с Россией Южную Осетию связывает одна дорога через Рокский тоннель, граница крайне извилиста. Поражение в столкновении с армией Грузии было неизбежно. Южная Осетия могла рассчитывать на спасение только в случае вмешательства России в войну. Однако такое вмешательство было затруднено изоляцией Южной Осетии от России: введенная группировка полностью зависит от снабжения по единственной дороге, ее нельзя быстро создать и быстро вывести. Поэтому, несмотря на многократное превосходство России над Грузией в военном отношении, спасение Южной Осетии в локальном плане было проблемой.
В силу малых размеров территории Южной Осетии и крайней близости к линии противостояния ключевых точек ее позиции, война неизбежно становилась скоротечной и форсированной. При успехе первого удара Грузия могла ликвидировать республику за 1-2 (максимум 3) дня. В целом ход войны определяется тем, как стороны к ней подготовились, исходным положением войск. Она проигрывалась и выигрывалась еще до войны, в ходе которой сложно было повернуть события в другое русло. Кроме того, и для России, и для Грузии затяжная война неприемлема по политическим причинам. Однако, как сказано выше, быстро развернуть группировку в Южной Осетии для России достаточно сложно. Сложно также быстро выбить грузинские силы с занятых ими позиций. Поэтому на самом деле российское вмешательство в общем случае вовсе не было обречено на успех.
Доказательство первого факта: Грузия – инициатор конфликта. Грузия обвиняла в провоцировании войны Южную Осетию и Россию. Однако, во-первых, обстрелами можно спровоцировать ответный обстрел, но никак не массированную атаку с применением тяжелого вооружения и штурмом города и не наступление с целью захвата территории. Для таких действий обстрел может быть только использован в качестве предлога стороной, готовящейся и желающей войны. Во-вторых, у Южной Осетии в войне с Грузией не было никаких положительных целей, и в этой войне она была обречена на разгром. Главный политический интерес ее состоял в обеспечении безопасности и в международном признании ее статуса, что несовместимо с войной. По итогам войны Южная Осетия фактически выиграла, но только благодаря России, вмешательство которой не было ни очевидным, ни обреченным на успех. Россия же не имела в этом конфликте никакой прямой заинтересованности. Гипотетические желания свергнуть Саакашвили, аннексировать территории, уничтожить демократию и укрепить свое влияние в СНГ, которые России приписывала часть западной прессы, либо принципиально невыполнимы, либо несовместимы с примененными Россией средствами. Россия, безусловно, использовала последствия войны в свою пользу, но России не имела мотивов инициировать войну.
В Грузии, напротив, стремление вернуть республики многократно декларировалось, причем силовой способ не исключался. Рост национализма при распаде СССР и его этноцентричный характер привел к войнам начала 1990-х годов и отделению Абхазии и Южной Осетии. Однако при Саакашвили национализм снова усилился, и Грузия стала последовательно обострять обстановку в зонах конфликтов, многократно усилила армию и добилась превосходства над непризнанными республиками, вернула под свой контроль стратегически важную верхнюю часть Кодорского ущелья в 2006 году, тогда же дошла до грани войны с Южной Осетией. На военные цели тратилось до 10% ВВП (по международным источникам; первое место в мире), возвращение республик было важным пунктом программы Саакашвили. В рамках господствующего этнического национализма грузинское государство считалось несостоявшимся, пока республики находились вне прямого контроля. Грузия имела серьезные основания для войны.
Доказательство второго факта: Россия заранее подготовила военный и политический ответ на агрессивные действия Грузии. Предварительная подготовка России к войне доказывается несколькими общеизвестными фактами (помимо различных слухов и непроверенных сведений о начале марша и подготовке). Заседание Совета Безопасности России, на котором обсуждалась ситуация в Южной Осетии, проходило 8 августа. После него Медведев выступил с официальным заявлением, но в нем не содержалось прямого указания на военное вмешательство, как и в других выступлениях российских официальных лиц до 15 часов 8 августа. Однако в 15.06 Первый канал показал кадры с колоннами российской бронетехники в глубине территории Южной Осетии. С учетом расстояния от Алагира и других мест базирования российских войск, характерной скорости движения такой колонны и времени на сбор и подготовку к движению, вполне очевидно, что приказ на движение эти части получили не в 14.00 (после заседания СБ), а еще рано утром или ночью. Хронометраж показывает это обстоятельство весьма наглядно, поэтому я не буду ссылаться на публикации в Интернете и СМИ, в которых со ссылками на военные источники называется время получения этого приказа (от 23.00 7 августа до 5.00 8 августа), довольно правдоподобное, но не очень достоверное. Надо отметить, что постфактум Грузия утверждала, что российские войска вошли в Южную Осетию еще 7 августа и именно в ответ на это Грузия начала атаку на Южную Осетию. Но эти утверждения опровергаются синхронными с событиями заявлениями грузинского руководства: до 10.40 о вмешательстве России не было и речи, а до 15 часов Грузия обвиняла Россию только в полетах самолетов, но не во вводе войск.
Скорость ввода российских войск и достаточно организованный его характер мог быть обеспечен только при некоторой предварительной подготовке, включая очередные учения «Кавказский рубеж-2008» с сюжетом «Операция по принуждению к миру в зоне конфликта». Далее, помимо чисто военного аспекта дипломатический аспект также говорит о готовности к войне. Это очень серьезное решение, при котором заведомо нужно перейти целый ряд критических рубежей с риском серьезных политических осложнений. Так, уже 8 августа российская авиация, а 10 августа и сухопутные силы перенесли боевые действия из Южной Осетии на территорию собственно Грузии. Такое расширение конфликта, а также стремление к принуждению Грузии к перемирию именно на российских условиях – очень серьезные шаги, они не могут быть приняты на одном экстренном совещании. Характер действий России на политической арене, жесткость и быстрота реакции на давление со стороны ряда западных стран говорит о том, что ключевые политические решения были приняты заранее. Россия не плыла по течению и не реагировала «по обстановке», что заведомо ведет к поражению, Россия направляла ход событий в нужное русло. «Непропорциональная реакция» была не импровизацией, а довольно точно рассчитанным ходом.

Варианты хода событий
Обычно версию о предварительной подготовке России к войне выдвигают противники российских действий и рассматривают ее как доказательство того, что Россия спровоцировала Грузию на военные действия в своих политических целях. Однако рассмотрим, перед каким выбором стояло руководство России непосредственно перед войной, в период с 1 по 7 августа, когда ситуация в Южной Осетии быстро накалялась. Грузия многократно декларировала стремление вернуть под свой контроль непризнанные республики. Последние годы она резко усилила армию и получила подавляющее преимущество над ними. Угроза нападения на Южную Осетию и Абхазию для миротворцев была совершенно очевидной (грузинские войска у них на глазах сосредотачивались и развертывались в боевой порядок). В принципе, у России было 3 варианта действий.
Вариант 1. Немедленно послать в Южную Осетию дополнительные силы, что должно было бы предотвратить нападение Грузии, обозначив неизбежность российского вмешательства. Однако там и так находился российский миротворческий батальон с международно (и Грузией в том числе) признанным мандатом, и его присутствие Грузию не остановило. Следовательно, еще один батальон соотношения сил не изменит и ее также не остановит, тем более что его присутствие будет не вполне легитимно. Тогда этот шаг не предотвращает войну, но очень ухудшает политическое положение России, которая таким шагом дает Грузии идеальный предлог для обвинений в агрессии, аннексии и оккупации. Войну можно предотвратить, только послав в Грузию большие силы (несколько тысяч человек с тяжелой техникой), сопоставимые с введенной в ходе войны группировкой. Это изменит соотношение сил и остановит Грузию (надо надеяться), но совершенно неприемлемо по политическим причинам. Нахождение этих войск в уязвимой позиции в потенциальном мешке без ясных задач вызовет жесткое давление Запада, и совершенно бесперспективно, и рано или поздно (скорее рано) их придется вывести, после чего повторный ввод войск станет невозможным, Россия получает все политические минусы, какие сейчас она получила от войны, и ни одного плюса. Южная Осетия останется один на один с Грузией и будет разгромлена военным путем. Попытка создать «мир для нашего поколения» кончится войной и катастрофой, как и всегда.
Вариант 2. Не принимать никаких решительных мер. Россия находилась в ситуации, когда постепенно нарастала угроза нападения Грузии на Южную Осетию. Однако, во-первых, в Москве могли просто не поверить в то, что Грузия решится на полномасштабную войну и рассчитывать на то, что присутствие российских миротворцев позволит ограничить ситуацию обстрелами и стычками. Во-вторых, Москва могла потратить все время на совещания и обсуждения. В-третьих, сами по себе непризнанные республики России совершенно не нужны, и Россия не хотела втягиваться в конфликт, не имея в нем ясной положительной цели. В-четвертых, военный ответ достаточно рискован. Поэтому вариант с полумерами был весьма вероятен. Но так как Грузия решила воевать, то этот вариант форсированно вел к полному поражению Южной Осетии, которую косвенная российская поддержка бы не спасла, и к тяжелому политическому поражению России, которая продемонстрировала бы свою полную неспособность защищать своих миротворцев, своих граждан, свои интересы. Разгром Южной Осетии и затем Абхазии привел бы к катастрофическому ослаблению позиций России на Кавказе, в том числе и Северном.
Вариант 3. Наконец, Россия могла принять решение дать силовой ответ Грузии. Это мотивировано необходимостью защиты своих граждан и обеспечением мира, учитывая невозможность направления войск заранее для предотвращения войны. Однако это предполагает военную операцию против Грузии, которая может быть эффективной только при выводе боевых действий из зоны конфликта на всю территорию Грузии. Это означает резкое расширение масштаба противостояния. Россия в этом случае должна в течение нескольких дней принудить Грузию к миру на российских условиях (а не на «немедленное прекращение огня без предварительных условий на занятых позициях»), для чего нужно нанести грузинской армии полное поражение, создать угрозу дальнейшего продвижения (иначе Грузия не будет иметь стимула к перемирию) и найти международного посредника для обеспечения перемирия. Это сложная и рискованная акция. Неизбежно резкое обострение отношений с Западом с не вполне предсказуемыми последствиями. Наконец, после перемирия потребуется быстро решить вопрос статуса непризнанных республик. Сохранения неопределенности и статус-кво Россию не устраивает, так как делает войну бессмысленной. Поэтому сразу после войны необходимо либо добиться международного соглашения с признанием за Южной Осетией и Абхазией приемлемого для них и России статуса, что крайне маловероятно, либо признать их независимость, иначе ситуация снова окажется в подвешенном состоянии, что обесценит победу в войне.
Вариант 3 достаточно сложен и рискован в военном и политическом отношении, однако Грузия и Запад фактически не оставили России другого выбора. Кроме того, он обязательно требует предварительной подготовки и решения: если бы к 8 августа у России не было бы плана действий, она не смогла бы в считанные часы принять столь сложное политическое решение и обеспечить его эффективную военную реализацию. Характер действий России вместе с хронологией доказывает, что решение о войне было принято заранее, хотя Россия не хотела войны, не была в ней заинтересована и не была ее инициатором.
Шансы Грузии. У Грузии были все шансы на успех в том случае, если бы Россия до войны действовала по вариантам 1 или 2. В этом случае Грузия политическими или военными средствами добилась бы ликвидации непризнанных республик и унижения России, сдавшей союзника. Южная Осетия была бы разгромлена раньше, чем Россия смогла бы организовать ответ, после чего положение Абхазии и позиции России ухудшились бы катастрофически. Однако Россия пошла на вариант 3, при этом убедив Грузию, что реализуется вариант 2, создав Отражение и поддерживая эту иллюзию вплоть до середины дня 8 августа. Интересно, что Грузии были сделаны все возможные дипломатические предупреждения, вплоть до открытых полетов российских самолетов над зоной конфликта с разъяснением, что только такие меры позволили предотвратить нападению на Южную Осетию. Но все эти предупреждения, которые после войны рассматривались, как однозначное свидетельство намерения России воевать, до войны ни в России, ни в Грузии, ни на Западе так не рассматривались.
Вмешательство России в конфликт стало для грузинского руководства совершенно неожиданным по масштабам, быстроте и организованности (хотя хаоса при этом хватало). В результате бомбардировок Грузии, введения сильных группировок и последующего переноса боевых действий за пределы непризнанных республик, как на югоосетинском, так и на созданном Россией, абхазском направлении привели к коллапсу грузинской армии. Это обессмыслило попытки Грузии оказать России военное сопротивление, чтобы продержаться 3 дня и добиться немедленного перемирия, что для России было бы тяжелым политическим поражением, так как не устранило бы напряженность. Потеряв возможность военного сопротивления и (или) осознав его бесперспективность, грузинское руководство перешло к стратегии игры на «немедленное перемирие без предварительных условий» в политическом пространстве.

Политическая игра. Кризисы
Россию это категорически не устраивало. До войны России поддерживала в регионе статус-кво, не желая принимать на себя риски и сложности, связанные с его изменением. Но после войны Россия уже получила эти риски автоматически, и теперь статус-кво для России означал поражение: потери есть, результата нет. Поэтому по итогам войны Россию устраивало только полное переформатирование ситуации вокруг республик, в том числе их статуса, и надежное обеспечение их безопасности.
В принципе было возможно два варианта такого переформатирования. Вариант первый – Южная Осетия и Абхазия получают международные политические и российские политические и военные гарантии безопасности, международно признанный особый статус, но официально Россия их независимость не признает. Этот вариант предполагает соглашение с Западом и его давление на Грузию, чтобы она этот вариант признала. Этот вариант был вполне возможен, о чем говорит в первую очередь двухнедельная пауза между окончанием войны 12 августа и признание республик Россией 25-26 августа. В это время Россия пыталась достичь соглашения с Западом на переговорах Медведева-Саркози, но это не удалось. Тогда у России не осталось другого выбора закрепить результаты войны юридически, кроме одностороннего признания независимости. Но это только промежуточный шаг: это не стабилизирует положение окончательно, поэтому Россия будет добиваться международного признания республик. Именно выбор между этими двумя вариантами и реализация второго варианта был содержанием политического кризиса с 10 августа по 10 сентября (в острой форме) и до настоящего времени (в мягкой форме).
Кризис 1. Однако для начала России нужно было добиться перемирия не на условиях немедленного прекращения огня (что политически было бы победой Тбилиси и позволило бы сохранить напряженность), а на условиях полного вывода грузинских войск из зоны конфликта, закрепления статуса российских войск в Южной Осетии и начала международного обсуждения статуса республик. Проблема была в том, что заключить перемирие в двустороннем формате не представлялось возможным, нужен был посредник, который будет гарантировать соблюдение договоров Грузией и облегчит переговоры. В роли посредника мог выступить только ЕС (США были фактически стороной конфликта и в это качестве не рассматривались в принципе, другие игроки недостаточно влиятельны), приемлемый для России и влиятельный в Грузии. Но заставить Грузию принять условия перемирия, а ЕС - участвовать в их формировании можно было только показав, что иначе Россия продолжит операцию в Грузии до полного выполнения поставленных целей и даже несколько дальше. Такая демонстрация силы была проведена и привела к посреднической миссии Саркози («надо удовлетворить требования русских, пока они не потребовали еще больше»).
Кризис 2. Эта миссия для России позволила успешно разрешить кризис перемирия, а для ЕС - резко повысить статус и влияние. Она привела к подписанию плана Медведева – Саркози. Однако затем на Францию было оказано жесткое давление со стороны США, а Россия столкнулась с «кризисом признания». План изначально предполагал «начало международного обсуждения статуса Южной Осетии и Абхазии», но затем формулировка была изменена. Неопределенность позиции Франции и ЕС означала, что никаких гарантий конструктивного обсуждения нет, и Россия может получить замороженный кризис и постоянную болевую точку. Кризис признания продолжался две недели (по большей части он протекал за кулисами дипломатии) и кончился тем, что России пришла к выводу о невозможности соглашения и признала независимость республик.
Кризис 3. Это привело к самой острой фазе кризиса – «кризису признания признания». Страны Запада отреагировали на этот жесткий, необратимый и внезапный (внезапный - для них, вообще-то он вытекал из логики событий) шаг крайне отрицательно. США, до этого постепенно наращивавшие дипломатическое давление на Россию, начали открытую компанию по созданию антироссийской коалиции. Страны Европы также отреагировали крайне отрицательно, и в какой-то момент такая коалиция казалась возможной. Критической точкой стал саммит ЕС 1 сентября.
Россия сумела преодолеть этот кризис. Пророссийские силы в ЕС оказались достаточно сильны, чтобы добиться принятия крайне мягкой резолюции по отношению к России, где содержалось только осуждение действий России, но не предусматривалось никаких реальных санкций. Попытки давления на Россию по линии международных организаций (ООН, ОБСЕ, НАТО, Совет Европы, ВТО, ОЭСР) оказались абсолютно бесполезными и были демонстративно проигнорированы (в стиле «вы не хотите нас туда принимать или хотите исключить – а нам это не нужно, вы больше пострадаете»). На сторону России стали ведущие государства ЕС (Германия, Франция, Италия), и американская коалиция в итоге состояла только из стран Прибалтики, Польши, Украины и Великобритании, при том, что в Польше, и особенно в Украине президенты оказались лишены поддержки элиты. Остальные страны ЕС заняли мягко негативную позицию, другие страны мира – нейтральную. Выяснилось, что никакого иного давления США оказать на Россию не могут.
Понимание этого в Европе привело к заключению второго соглашения Медведева – Саркози. Оно означало укрепление альянса России и ЕС по разрешению кавказского кризиса и вытеснение США на обочину этого процесса. Соглашение содержало не просто перемирие, но конкретную дату начала переговоров по статусу Южной Осетии и Абхазии и вовлечение ЕС в процесс обеспечения мира на Кавказе. Это соглашение означало завершение острой фазы «кризиса признания признания». Западные страны были вынуждены признать сложившееся положение вещей «после признания».

Последствия войны
Война в Южной Осетии выявила тяжелый кризис существующей мировой политической системы и системы глобальной безопасности и сделала неизбежным их перестройку. Разумеется, она не была причиной этих изменений, но оказалась толчком к ним, создав точку бифуркации. Это был первый региональный кризис, в котором США оказались совершенно не в состоянии помочь союзнику, которому давали неформальные гарантии безопасности. Он показал, в каком тяжелом кризисе находится американская внешняя политика вследствие политики Джорджа Буше (и шире – использования результатов победы в Холодной войне). США – безусловно, самая сильная страна мира, они намного сильнее России. Однако они настолько перегружены обязательствами, втянуты в такое количество конфликтов и войн, имеют столько внутренних проблем, что в значительной степени потеряли свободу маневра, а, следовательно, и дееспособность. США оказались в ходе кризиса «здесь и сейчас» слабее России, имея неоспоримое общее превосходство. При этом как до, так и в ходе кризиса США сделали целый ряд жестких заявлений в адрес России, не подкрепляя их реальными действиями. Они были заведомо невыполнимы, и Россия их проигнорировала, выявив слабость позиции США.
Этот кризис сделал окончание однополярного мира и американского доминирования совершимся фактом. Американские гарантии и система союзов резко ослабели, что в сочетании с тяжелой ситуацией на Ближнем и Среднем Востоке делает положение США достаточно тяжелым. В ходе кризиса России и ЕС впервые получили возможность разрешить региональный кризис без участия США, что делает их роль как игроков гораздо более весомой и способствует формированию долгосрочного партнерства: совместное разрешение длительной и сложной проблемы очень свяжет стороны. Озвученная Россией идея создания новой европейской системы безопасности и заявления Саркози на Генеральной Ассамблее ООН о необходимости тесного сотрудничества с Россией говорят о том, что такой альянс может сформироваться. Это связано также с проведением реформ внутри самого ЕС для укрепления его единства по военным и политическим вопросам. Это будет служить безопасности в Европе, но влияние США и их восточноевропейских союзников сократится. США столкнулись с необходимостью пересмотра внешнеполитического курса, но это зависит от исхода выборов в США. В случае победы Обамы США сравнительно легко смогут перейти от политики односторонних силовых решений к более сложной и гибкой политике альянсов. В этом случае они сравнительно быстро смогут восстановить отчасти утраченное влияние за счет роста свободы маневра. В случае победы Маккейна существующий курс будет продолжен, что усугубит проблему и сделает неизбежный отказ от него еще более болезненным.
На Кавказе США лишились всякой политической перспективы. В регионе произошли значительные геополитические сдвиги: Азербайджан занял нейтрально-пророссийскую позицию. Турция также окончательно вышла из кильватера американской и европейской политики и начала свою игру, нормализовав отношения с Арменией, что резко улучшило ее положение и смягчило конфликт в Карабахе, устранив угрозу его силового разрешения. В других регионах СНГ положение также складывалось скорее в пользу России. Страны Центральной Азии сдержанно поддержали Россию, на Украине начался острый политический кризис и занявший крайне антироссийскую позицию президент Ющенко оказался в изоляции, России перехватила инициативу в разрешении конфликта в Приднестровье.
Для самой России война в Южной Осетии стала важным психологическим рубежом. Впервые, за очень много лет российская власть пошла на столь жесткие действия для защиты жизни и интересов своих граждан. Это вызовет укрепление национальной идентичности и связи со страной и государствам. Российское гражданство стало означать право на защиту со стороны российского государства, в чем и состоит его главный смысл. Это ведет к повышению роли гражданской идентичности по сравнению со всеми иными, в том числе этнической. Для российской власти в целом и лично для Дмитрия Медведева этот кризис стал серьезным вызовом, который был в целом успешно преодолен. Значительно изменилась текущая политическая повестка дня.
После кризиса стала меняться также международно-правовая система. Обострилось противоречие между принципами суверенитета и территориальной целостности государства, с одной стороны, и правом наций на самоопределение и правами человека - с другой. Эта проблема, после Косово получившая интерпретацию в концепции «гуманитарной интервенции», резко обострилась. Однако на самом деле сломом сложившихся принципов Вестфальской системы, основанной на примате государственного суверенитета, были именно события в Косово, а не в Южной Осетии. Дело в том, что эти принципы регулируют взаимоотношения субъектов, признанных международно, но не регулируют появление таких субъектов. Вестфальская система в ее современной (послевоенной) интерпретации содержит механизм международного разрешения внутригосударственных конфликтов, но не содержит механизма, как такой конфликт становится международным (это право принадлежит государству). В Косово произошло нарушение последнего принципа: албанские структуры не были признаны никем международно в качестве стороны конфликта, и Югославию вынудили принять принудительную интернационализацию военной силой. В Южной Осетии конфликт был интернационализирован с 1992 года по соглашению с Грузией, и Россия действовала там, будучи уже вовлеченной в конфликт стороной в качестве гаранта мира. Эти ситуации отличаются друг от друга принципиально, хотя эта аналогия постоянно проводится. Действия России нарушали букву ряда международных соглашений, но были ответом на грубое нарушение таковых Грузией. Действия США и НАТО не имели такой мотивации, так как никаких соглашений по поводу Косово до 1999 года не существовало и, соответственно, Сербия их не нарушала.
Мир стал иным после этой войны и этого кризиса. Началась перестройка мировой политической системы. Это создает новые вызовы и новые шансы для всех игроков, в первую очередь для России. В наших руках – формирование образа будущего.
 
 
 
yakushef on October 4th, 2008 04:42 pm (UTC)
Почему не может состояться государство Украина
http://yakushef.livejournal.com/44011.html
evil_gryphon on October 6th, 2008 10:22 pm (UTC)
При анализе югоосетинского кризиса мы будем исходить из двух важнейших фактов. Во-первых, инициатором конфликта была грузинская сторона, вопреки ее более поздним утверждениям и позиции многих сил на западе.
Это для меня совсем неочевидный факт.

Доказательство первого факта: Грузия – инициатор конфликта. Грузия обвиняла в провоцировании войны Южную Осетию и Россию. Однако, во-первых, обстрелами можно спровоцировать ответный обстрел, но никак не массированную атаку с применением тяжелого вооружения и штурмом города и не наступление с целью захвата территории. Для таких действий обстрел может быть только использован в качестве предлога стороной, готовящейся и желающей войны.
Начну с того что всё происходило на территории Грузии, поэтому никакого "захвата территории" там быть не могло в принципе.
Применение тяжёлого вооружения объяснялось наличием такого же вооружения у осетинских бандформирований. Понятно, что проводить масштабную контр-террористическую операцию силами милиции, вооружённой штатными пистолетами, никто в здравом уме не будет.

Могу предложить немного почитать про операцию по проверке паспортного режима в чеченском селении "Комсомольское" (проводилась в 2000 году).
В ходе проверки паспортного режима в этом селе расход боеприпасов, разрушения и общие потери были выше чем за всю войну в южной осетии.
Паспорта в течение двух недель проверяли при помощи БМП, танков, "градов", артиллерии, авиации, машин взрывного разминирования УР-77, тяжёлых огнемётных систем (ТОС-1) и тактических ракет.
Погибло более 800 чеченцев (мужское население "комсомольского"), было убито или ранено около 300 российских солдат, селение уничтожено полностью.
Конечно убитые чеченцы были с просроченными паспортами или даже без них, но они всё-таки были гражданами РФ!

Если оправдывать РФ то надо признать что ТАК- МОЖНО.

Тогда получается что Грузия не сделала почти ничего.

Россия же не имела в этом конфликте никакой прямой заинтересованности. Россия заинтересована в том чтобы Грузия не вошла в НАТО (есть ещё поводы).

(...)

- со стратегической точки зрения, РФ проиграла. (Ю. Осетия - это изолированный котёл соединённый с РФ одним туннелем, без аэродромов, отделённый от остальной РФ горами).
- когда американцами захочется провести операцию по восстановлению территориальной целостности Грузии, катастрофичность положения РФ в ю. осетии обнаружится сразу.
- кроме политических уровней, нет более верхних - геостратегических (т. е. причин которые толкают США на какие-то действия против РФ).

---
я уверен что вся операция в ю. осетии затевалась (разрабатывалась и осуществлялась) США и до сих пор проходит по первоначальному плану.
и у меня есть некоторые соображения, почему.
zazhigalkin on October 7th, 2008 03:35 pm (UTC)
Это для меня совсем неочевидный факт.
Начну с того что всё происходило на территории Грузии, поэтому никакого "захвата территории" там быть не могло в принципе.

Захват территории может быть, даже если она считается территорией захватывающего государства. Почему нет? Лучше конечно использовать термин "занятие территории"


Применение тяжёлого вооружения объяснялось наличием такого же вооружения у осетинских бандформирований. Понятно, что проводить масштабную контр-террористическую операцию силами милиции, вооружённой штатными пистолетами, никто в здравом уме не будет.


Ничего не говорилось о том, что осетинские формирования накануне конфликта проводили обстрел грузинских городов из установок залпового огня. Возможно Вы распологаете такими данными. Было бы очень интересно.
В данном случае рречь идет о том по какому критерию определять инициатора конфликта. Предлагаю обсудить этот момент.
evil_gryphon on October 7th, 2008 08:13 pm (UTC)
Ничего не говорилось о том, что осетинские формирования накануне конфликта проводили обстрел грузинских городов из установок залпового огня. Возможно Вы распологаете такими данными. Было бы очень интересно.
Армия РФ выстрелила по цхинвали из "Градов" как минимум, несколько сотен снарядов.
http://maxdz.livejournal.com/58972.html
Грузины утверждают что непосредственно по городу из реактивных установок они не стреляли, а только по позициям боевиков с которых те обстреливали грузинские сёла. Если это правда (может оказаться и так) - то получается что РФ вторглась в Грузию, расстреляла осетинский город, и провела геноцид/этнические чистки грузинского населения в окружающих сёлах под предлогом того что обстрел организовали грузины.
zazhigalkin on October 7th, 2008 09:32 pm (UTC)
Грузины утверждают что непосредственно по городу из реактивных установок они не стреляли, а только по позициям боевиков с которых те обстреливали грузинские сёла.

У меня нет сомнений, что позиции осетин по большей части находились собственно в городе. С оборонительной точки зрения город очень удобен. Особенно в современном мире. Для более или менее цивилизованного взятия укрепленного города требуется немало усилий. Вспомните например израильский опыт с Бейрутом. Российский с Грозным. Или даже британский с Басрой. Мало того, что город представляет из себя лабиринт и крепость в одном флаконе. Главное в нем живут мирные люди.

Что касается участия российских установок в обстреле города синхронно с грузинской атакой, то исключать безусловно нельзя ничего. Но для этого им нужно было достоверно знать момент удара и приготовиться. Им нужно было залезть в голову грузинского президента и запрограммировать туда все сделанные им заявления. Или хотя бы прочитать их. Или эти установки дежурили в постоянной готовности в ожидании грузинского штурма с девяностых годов?
evil_gryphon on October 8th, 2008 02:41 am (UTC)
У меня нет сомнений, что позиции осетин по большей части находились собственно в городе. С оборонительной точки зрения город очень удобен. Особенно в современном мире. Для более или менее цивилизованного взятия укрепленного города требуется немало усилий. Вспомните например израильский опыт с Бейрутом. Российский с Грозным. Или даже британский с Басрой. Мало того, что город представляет из себя лабиринт и крепость в одном флаконе. Главное в нем живут мирные люди.
Если в городе находятся войска /ополченцы / боевики (и оказывают сопротивление) то про мирное население как правило, забывают. Иногда делают специальные объявления чтобы мирное население могло уйти из зоны конфликта.

Я могу сказать что 2-3-4 августа из ю. осетии (в основном из прифронтовой полосы) массово эвакуировали женщин и детей - причём обе стороны, во время боёв за Цхинвали они приостанавливались грузинами "для того чтобы население могло выйти" (вроде даже кто-то вышел, но к тому моменту мирного населения там было уже немного).

Что касается участия российских установок в обстреле города синхронно с грузинской атакой, то исключать безусловно нельзя ничего. Но для этого им нужно было достоверно знать момент удара и приготовиться. Им нужно было залезть в голову грузинского президента и запрограммировать туда все сделанные им заявления. Или хотя бы прочитать их. Или эти установки дежурили в постоянной готовности в ожидании грузинского штурма с девяностых годов?
Обстрел цхинвали российскими войсками шёл через несколько часов после того как туда вошли грузинские войска. Грузины стреляли из "градов" ночью, и как они утверждают, они не целились по самому городу. (и город не бомбила грузинская авиация, но бомбила российская. вообще там был полный хаос).

В некоторых случаях направление откуда прилетел снаряд можно установить - например, если он попал в северную стену дома то он не мог прилететь с юга.
В Сети было видео снятое грузинскими стрелками из техники (события происходят утром) - на этом видео город вроде бы ещё целый.
zazhigalkin on October 8th, 2008 02:50 pm (UTC)
Если в городе находятся войска /ополченцы / боевики (и оказывают сопротивление) то про мирное население как правило, забывают. Иногда делают специальные объявления чтобы мирное население могло уйти из зоны конфликта.


Так делали Российские войска в РФ. Вначале блокировали населенный пункт. Потом в течении нескольких дней перед атакой давали возможность мирнным жителям покинуть город. С моей точки зрения это самая гуманная тактика на настоящий момент, позволяющая минимизировать потери. После блокирования и эвакуации мирных жителей населенный пункт штурмовали в том числе и с использованием артиллерии. Считалось, что мирных жителей в городе нет.
У Грузинской армии возможности поступить таким образом не было. Можно было или штурмовать город без поддержки артиллерии жертвуя своими солдатами, или устроить внезапный обстрел а затем штурм. Они выбрали второй вариант.


Я могу сказать что 2-3-4 августа из ю. осетии (в основном из прифронтовой полосы) массово эвакуировали женщин и детей - причём обе стороны


возможно так оно и было. Но официально никто о начале военных действий не объявлял и я очень хорошо помню, что 7-го вечером пришла новость о том, что Саакашвили объявляет одностороннее прекращение огня. Если исходить из того, что мирные жители Цхинвала знали день и час начала операции, непонятно каким образом им об этом стало известно и почему эта информация не просочилась в СМИ.

В некоторых случаях направление откуда прилетел снаряд можно установить - например, если он попал в северную стену дома то он не мог прилететь с юга.

Насколько мне известно, к северу от Цхинвала находился грузинский анклав Тамарашени и там вполне могли распологаться батареи грузинской армии.
evil_gryphon on October 9th, 2008 01:22 am (UTC)
про эвакуацию населения:
http://www.newsru.com/arch/world/02aug2008/pl.html
(за 2 августа)
"Кроме того, начата эвакуация детей из столицы Южной Осетии Цхинвали."
также см.
http://www.rosbaltsouth.ru/2008/08/02/509781.html
http://www.rian.ru/defense_safety/20080803/150091000.html
evil_gryphon on October 8th, 2008 02:50 am (UTC)
В данном случае рречь идет о том по какому критерию определять инициатора конфликта. Предлагаю обсудить этот момент.
Это недоказуемо, но по некоторым косвенным признакам вся операция разрабатывалась, проводилась и контролировалась американцами. Цель операции неизвестна (и, вероятно, события до сих пор развиваются по американскому плану). Возможно, от ухудшения положения РФ с целью получения преимущества в протекающем финансовом кризисе до подготовки атаки на РФ (примерно по иракскому сценарию с захватом Кувейта).
см. http://www.icj-cij.org/docket/index.php?p1=3&p2=3&code=GR&case=140&k=4d
15-го октября будет обнародовано решение международного суда по поводу обвинений РФ Грузией (это следующий возможный шаг).
zazhigalkin on October 8th, 2008 02:31 pm (UTC)
По косвенным признакам можно подозревать любую страну от США до Китая и Ирана. Но у нас есть совершенно очевидные прямые признаки. Действия грузинских войск и заявление грузинского руководства. Между ними и реакцией Москвы проходит несколько часов. Я лично прекрасно помню эти несколько часов. Помню сводки новостей, которые приходили. В частности командование ВС Грузии называло свои действия операцией по наведению конституционного порядка и первое время не имело никаких претензий к поведеню миртоворческих сил.
Что бы там не разрабатывали в США, если исходить из того, что в руководстве Грузии находятся взрослые и ответственные люди, ответственность за принятое решение лежит исключительно на них.
Исходя из вышеизложенного я считаю, что Саакашвили и его люди решили рискнуть. Почему они приняли такое решение? Очень интересная тема.
evil_gryphon on October 9th, 2008 01:07 am (UTC)
- Грузия не сделала ни одной (даже самой крошечной) попытки взорвать или повредить рокский туннель. В районе туннеля летали грузинские Су-25 и бомбили российскую технику кассетными бомбами. Что им мешало разрушить устье туннеля ?
А этот туннель - ключевой объект, при его разрушении вторжение войск РФ становится невозможным. Для разрушения туннеля до начала войны и даже после её начала было достаточно возможностей (от авиаудара до машины нагруженной взрывчаткой).
ИМХО для выполняемого плана туннель должен (пока) оставаться целым.
zazhigalkin on October 9th, 2008 02:37 pm (UTC)
Состояние рокского туннеля это отдельный вопрос.
Здесь может быть несколько версий. Начиная от технической невозможности его блокировать (например если подходы к нему очень хороши охранялись), и заканчивая бесполезностью его блокирования (российские войска могли попасть на территорию Грузии через Абхазию или по воздуху, или как-то еще.
То, что туннель оказался цел не может служить оправданием начала боевых действий. Так же как эвакуация детей из Цхинвали не может быть поводом для их начала.
evil_gryphon on October 9th, 2008 07:44 pm (UTC)
То, что туннель оказался цел не может служить оправданием начала боевых действий. Так же как эвакуация детей из Цхинвали не может быть поводом для их начала.
Илья Муромец первым, никем не спровоцированный, вторгся в Киев и подверг (мирное, доброе, прекрасное, справедливое, чадолюбивое, всенародно избранное и т. д.) Чудище Поганое геноциду и холокосту.
Оправданием и достаточным поводом для начала агрессии Ильи Муромца было простое наличие Чудища Поганого в Киеве.
Правильный вопрос должен быть почему Грузия не сделала это раньше.
Раньше в Грузии был российский марионетка Шеварнадзе. И раньше у Грузии не было союзника, жаждущего поставить РФ в тяжёлое положение.
zazhigalkin on October 9th, 2008 08:26 pm (UTC)
Понимаете... Политик это ведь не Илья Муромец. В политике подвиги не главное. Главнее сделать жизнь ввереного народа достойной и по возможности благополучной.
Посмотрите на Воронина. Посмотрите даже на Алиева. Почему-то никто из них не торопиться убивать Чудище, но так или иначе к своим целям движется.
Желание стать героем можно понять. Честолюбие - профессиональная болезнь политиков. Но прежде, чем сломя голову кидаться в драку надо понимать какими синяками это может отразиться на теле твоей страны. Твоего народа, которому и в прежние годы, при прежних лидерах, досталась нелегкая доля.
evil_gryphon on October 9th, 2008 11:21 pm (UTC)
Там ещё ничего не закончилось.
Надо подождать, хотя бы, до конца месяца. (15-го октября - будет обнародовано решение международного суда о действиях РФ и 15-го же начинается конференция в Женеве по этой проблеме).
zazhigalkin on October 11th, 2008 11:46 am (UTC)
Сейчас всем уже не до этого. Никто не станет раздувать конфликт, когда и без этого штормит сострашной силой.
Ни Грузии ни ее народу никакая конференция не поможет.
evil_gryphon on October 11th, 2008 10:01 pm (UTC)
тут недавно, внезапно и почти секретно НАТО разрешили проводить миротворческие операции ООН:
http://www.izvestia.ru/world/article3121401/

Из всех мировых центров силы у США сейчас возможно дела идут хуже всего. А тут РФ встревает с "многополярным миром" и Евро начинает выглядеть альтернативной доллару резервной валютой. США может оказаться выгодно (и, даже, оказаться единственным выходом из ситуации) организовать большую войну с участием РФ (а возможно и ЕС) - для спасения доллара и своей финансовой системы через ослабление альтернативных центров силы войной.
zazhigalkin on October 13th, 2008 03:44 am (UTC)
Ну в Европе тоже не дураки сидят и все понимают. "Войны никто не хочет". Отчасти поэтому и направила Европа в зону конфликта своих наблюдателей, чтобы никакой войны не случилось. Москву спровоцировать из Вашингтона возможности нет. Ну а если опять будет спровоцирован Тбилиси - это все увидят и уж тогда Илью Муромца на такую цепь посадят, что мало не покажется.
kurichev on October 9th, 2008 08:53 am (UTC)
Южная Осетия
Благодарю за конструктивную критику.
Хочу обратить внимание на следующие обстоятельства
1. Лучше придерживаться нейтральной терминологии, без слов "террористы", "бандформирования" и т.п. В данном случае это не определение по существу, а оценочное суждение.
2. Необходимо различать юридическую и политическую сторону вопроса.
3. С политической точки зрения Южная Осетия к 7 августа 2008 года представляла собой непризнанное государство. Грузия попыталась это государство уничтожить. При этом независимая Грузия никогда не контролировала Осетию: она отпала фактически раньше, чем распался СССР. ЮО была частью государства СССР, но фактически не была частью независимой Грузии, хотя входила в Грузинскую ССР в составе Советского Союза - но это все же иной суверенитет.
4. С юридической точки зрения ситуация в зоне конфликта регилировалась Дагомысскими соглашениями 1994 года, которые Грузия к моменту начала войны признавала и только потом, в середине августа, дезавуировало. Эти соглашения предполагали, что имеется две стороны конфликта - осетинская и грузинская, и российская сторона как миротворец, что и было зафиксировано в структуре миротворческого контингентаю. Тем самым грузия признавала Южную Осетию стороной интернационализированного конфликта. А затем попыталась эту сторону уничтожить. Стоит сказать, что ответные действия России нарушали букву соглашения, но грузинские действия первоначально нарушили сам его смысл и дух.
5. Как с юридической, так и с фактически-политической точек зрения действия Грузии 8 авуста преследовали
цель полного переформатирования ситуации и уничтожения югоосетинской государственности (таковая безусловно существовала, хотя ЮО и не была признана).
6. Это открыто декларировалась Грузией в первой половине дня 8 августа: проводится операция по восстановлению конституционного порядка и ликвидациа криминального режима.
Ни о каком участиии России в этом конфликте грузия тогда не сообщала (до середины дня)
Зато Грузия сообщала о одиннадцати занятых югоосетинских селах и о почти полном занятии Цхинвала.
7. Грузия в ночь на 8 августа качественно, на порядок увеличила масштаб боевых действий и перевела перестрелки в настоящую войну. Это решение было принято Грузией. Попытки мотивировать это решение теми обстрелами, которые происходили 1-7 августа (объективно установить их инициаторов не представлеяется возможным) просто не серьезны, так как эти действия совершенно несопоставимы.
8. Югоосетинские силы количественно и качественно намного уступали Армии Грузии, у них почти нет тяжелой техники.
9. Я призываю не ссылаться как на факты на довольно голословные утверждения одной из сторон. Так, грузинские я обвинения в адрес России, что она целенаправленно разрушила Цхинвал, никак не доказаны и неясно, зачем России это нужно. Аналогичные российские обвинения в адрес Грузии преувеличены, но доказаны значительно лучше и дают мотивацию. Но в целом такие факты весьма малодостоверны. Во всяком случае, инициативу Грузии в конфликте удары российских войск по Цхинвалу (если они были) не отменяют. А методы ведения боевых действий и проблема инициатора боевых действий - это разные вещи
kurichev on October 9th, 2008 09:05 am (UTC)
Хотелось бы обсудить вопрос о том, что конфликт развивается до сих пор по амерканскому сценарию.
Я думал о возможнсти такой игры с двойным дном, так как США не могли не знать, что Грузия готовится к войне.
Однако:
1. В первые дни конфликта администрация США откровенно растерялась.
2. Ее реакция вор второй половине августа была совершенно неадекватной, США делали невыполнимые заявления и не предпринимали осмысленных действий.
3. США были явно не готовы к российскому ответу (такому) и к признанию республик.У них не было плана быстрого и эффективного ответа.
4. США в этом конфликте понесли серьезные внешнеполитические потери.
5. Совершенно неясно, что США могли рассчитывать выиграть в этой провокации.
В целом характер действий США ИМХО доказывает, что они к такой ситуации совершенно не были готовы.
Вариант "Кувейта для России" сейчас очевидно невозможен, и с самого начала это было понятно.
Реальных перспектив давления на Россию у США с использованием ЮО нет.
Поэтому я считаю, что США рассчитывали на вариант 1 или 2 действий России, но не на реализованный вариант 3. На этот случай никакого ответа США не подготовили и дать не смогли.
Кстати, призываю различать две вещи:
1) что данная сторона фактически приобрела после конфликта,
2)что она могла рассчитывать приобрести от конфликта до этого конфликта.
Часто конфликт идет не по заранее составленному сценарию, и фактические результаты сильно отличаются от ожидаемых. Поэтому "ищи коиу выгодно" не всегда проходит: бенефициаром может оказаться случайная сторона, и сами выгоды могут оказаться совсем не теми, какие ожидались